» » Единственная зацепка — не заправленный салат: три дела лучшего следователя России из Нефтекамска
Автор: ufa1.ru

Английский Скотланд-Ярд когда-то равнялся именно на российский сыск. Сегодня, в День работников следственных органов, самое время поговорить о лучшем следователе России. Тем более что живет и работает он… в башкирском Нефтекамске!

Андрей — гордость не только межрайонного отдела, но и всей России.

Андрею Нагорнову всего 28 лет. Он родился в далекой Кировской области и о карьере следователя даже не помышлял — трудился инженером полиграфических технологий. Вздыхала лишь бабушка — это она мечтала, что внук вырастет и станет известным сыщиком. От судьбы не уйдешь: в 25-летнем возрасте Андрей выучился на юриста, год проработал помощником следователя на общественных началах, а потом и сам стал расследовать уголовные дела. За два года работы он успел раскрыть десятки тяжких и особо тяжких преступлений. Ему доставались самые сложные и резонансные дела. Но следствие под руководством Андрея раз за разом доказывало вину, и преступники получили заслуженное наказание.

24 ножевых и недоделанный салат

Март, 2017. Агидель.

Под вечер в дежурную часть города позвонил мужчина и рассказал, что на него и жену напали бандиты. Супругу убили, а ему, дескать, повезло — лишь ранили.

— Я выехал из Нефтекамска около полуночи, была метель. Пока добирался до Агидели, был на связи с сотрудниками полиции, выяснял, кто что слышал и видел. Это здорово помогает — до приезда на место преступления в голове уже складывается пазл, и можно определиться, какая кримтехника понадобится, — говорит Андрей. — Вот что было известно: бандиты позвонили в дверь, мужчина открыл, преступники ворвались в квартиру и учинили расправу.

Но все оказалось гораздо проще.

— Осмотр места начали, исходя из этой версии. Сразу же что бросилось в глаза — дорогой телефон, он лежал у порога квартиры. Бандиты его не взяли — а почему? В спальне лежала женская сумочка, а в ней кошелек с деньгами. Опять вопрос: почему не взяли деньги? Дальше я заметил, что на кухне стоял нарезанный, но не заправленный салат, а часть мебели была сломана, — вспоминает Андрей. — Я предположил, что между супругами была ссора, и мужчина пытается ввести нас в заблуждение. Тем более и соседи утверждали, что слышали лишь крики пострадавших, но никого постороннего в подъезде не видели. «Выжившего» отправили в больницу в Нефтекамск, допросить его мы не могли, а к утру уже надо в Уфу — докладывать результаты.

Дальше началась кропотливая работа следователя.

— Мы возбудили уголовное дело по статье «Убийство» и стали допрашивать свидетелей. Выяснилось, что муж с женой были на семейном торжестве, домой приехали вместе с родственниками, которые живут в соседнем подъезде. А как все произошло, мужчина позвонил родне и рассказал ту самую версию с нападением. Но ведь соседи утверждали, что в подъезде не было чужих! Это все никак не складывалось, — рассказывает следователь. — И результат дактилоскопической экспертизы показал, что посторонних отпечатков на вещах и предметах нет. Было очевидно, что мужчина сам нанес удары ножом жене. У палаты подозреваемого мы выставили пост охраны, и, как только он окреп, начали допрашивать. Он отрицал до последнего! Но когда понял, что ему не верят, появилась вторая версия: дескать, женщина первая напала на него. Но когда пришли результаты судмедэкспертизы, оказалось, что у погибшей 24 ранения: 8 проникающих и 16 непроникающих. А у мужчины — на минуточку — всего 4 ножевых. Самооборону тут же исключили, назначили цитологическую экспертизу. Это и стало ответом: на ноже обнаружили эпителий, принадлежащий мужчине — значит, последний удар пришелся на него. Соответственно, если бы нападала женщина, а супруг защищался, его эпителия точно бы не было.

Итог: мужчину осудили на 5 лет лишения свободы

1,5 миллиона на операцию

Март, 2017. Нефтекамск.

— Я был новичком, проработал всего восемь месяцев, когда мне передали дело о нарушении требований охраны труда. Его возбудили еще до моего прихода, в августе 2016 года, — вспоминает сыщик. — По первоначальным материалам 30-летний парень чинил крышу в поселке Амзя и упал с высоты, в больницу его доставили в бессознательном состоянии со множеством травм и переломов. Но когда поговорили с женой пострадавшего, выяснилось, что уже неделя, как он работал в Нефтекамске.

Мы выяснили, на какой объект ездил молодой человек, — сотрудники компании в один голос утверждали, что парень давно хотел устроиться в эту фирму, а потому приехал на объект и предложил свою помощь.

— Работяги рассказали, что меняли трубы над дорогой на высоте пяти метров, а парень взял и залез на высоту, сам, никто его не просил. Там его ударило трубой, которую поднимал кран, и он рухнул на землю, — говорит Андрей. — Тут мелькнула мысль — может быть, руководство решило сложить с себя всю ответственность за несчастный случай и пытается замять дело. Но все показания работников были одинаковые, деться некуда. Тогда мы решили обойти территорию, где произошло ЧП.

Следователи искали камеры видеонаблюдения, но все оказалось тщетно.

— Это промзона, домов в округе нет, свидетели только рабочие. Тогда я решил применить психологический ход: среди работяг нашел друга детства пострадавшего и завел его в свой кабинет поговорить про обстоятельства ЧП. Тем временем к управлению привезли пострадавшего в гипсе и на костылях и его ребенка, — говорит Андрей. — Мы рассчитывали, что друг увидит эту картину и пожалеет товарища, но ошиблись: он краснел, у него горели уши, но от своей версии не отступился.

Неужели тупик? Но тут следователи получили данные сотовой станции по номеру пострадавшего — все шесть дней, с девяти утра и до шести вечера, его телефон находился в зоне, где и произошел несчастный случай. С новой зацепкой Нагорнов по новой взялся за допрос всех сотрудников компании.

— Я решил поминутно воссоздать картину дня ЧП. Пострадавший вспомнил, что в тот день на объекте был седой охранник, он подходил к нему и в начале недели, и за пару часов до того, как все произошло. Но в журналах, где обычно фиксируют, кто вошел на территорию и кто вышел, красовались шифрованные записи: «мастер + 5», то есть вместе с мастером прошли еще пять рабочих. Стали искать того седовласого, но оказалось, что он уволился, — вспоминает Андрей. — Когда мы его нашли, он сначала отмалчивался, а потом сдался — рассказал, что парень действительно работал на объекте и с высоты упал, когда кран поднимал трубу и его случайно задел. Следом нашлись и продавщицы с рынка неподалеку — они тоже видели, как с высоты упал человек. Всё, что смогли выяснить, отправили в Трудинспекцию. А дальше я вызвал к себе в кабинет генерального директора компании, его зама и мастера — вручил им документы, где значилось, что все они под подозрением. Тут они и признались. Мастер рассказал, как все было, и что документы они уничтожили, и в больницу парня отвезли полуголым, сняв униформу. Трудинспекция заставила компанию заключить с молодым человеком трудовой договор, ему наконец-то сделали операцию по страховке. Стоимость ее была около 1,5 миллиона рублей, и семье она была просто не по карману.

Итог: в суде стороны помирились, компания выплатила пострадавшему компенсацию. Молодого человека прооперировали, он возвращается к нормальной жизни.

Перепутал цифры, с кем не бывает

Январь, 2018. Нефтекамск.

В январе этого года Федеральная служба безопасности готовила спецоперацию по задержанию взяточника.

— Обычно никому не говорят, кого будут задерживать и по какой причине, дабы не было утечки информации. Мой руководитель предупредил, что ожидается серьезное задержание и нужно быть начеку, чтобы оперативно выехать на место. На нашем сленге это называется «хлопок». Как только «хлопнули», мы еще с одним следователем выехали на место. Вдвоем быстрее: один документы готовит, второй опрашивает. А в таких делах дорога каждая минута — если задержанный посидит и подумает, мало ли, какую версию успеет сочинить. Оказалось, задержали опера из местного отдела полиции. Было тяжело, ведь мы с этим человеком два года работали, общались, а тут он в наручниках стоит, — говорит Андрей. — Выяснилось, что он обманул на деньги одну женщину. Она пыталась взять кредит в банке, ей отказали, и она не придумала ничего лучше, как пойти в фирму, где ей подделали документы и справку о доходах. Получив бумаги, сотрудники кредитной компании стали проверять их подлинность. Тут-то и выяснилось, что все документы — фальшивка. Банк обратился в полицию.

Полицейский тогда работал на участке, эту историю слышал и знал, что уголовное дело возбуждать не будут. Он обратился к этой даме — мол, я знаю, что тут уголовное дело на вас заводят, могу помочь и все замять.

— За свои услуги он потребовал 30 тысяч рублей, ходил за ней дней пять. Женщина сообразила, что ее хотят обмануть, обратилась в ФСБ — полицейского взяли с поличным, — вспоминает следователь. — Свидетельствовать против себя он отказался, а когда я пришел к нему предъявить дежурное обвинение, стал рассказывать свою версию произошедшего. Якобы действительно помог женщине, но она сама ходила за ним по пятам и хотела отблагодарить. Чтобы она отстала, полицейский продиктовал ей номер своей карты.

При задержании у подозреваемого действительно изъяли банковские карты: две были именные, а одна оказалась «моментум» — мол, ее он нашел на улице.

— По словам мужчины, в номере карты он две цифры специально переставил местами. Женщина действительно перевела сумму на карту, где две цифры отличались, но такого пластика у полицейского при себе не было, — говорит следователь. — Оказалось, карта зарегистрирована на человека, который отбывает срок в колонии. Тогда я подумал, может, он успел от пластика избавиться? Мы вычислили банкомат, где за час до перевода денег проходила эта карта, изъяли видео из банкомата. Качество было ужасное, человек, который знал опера в лицо, точно бы его узнал — ведь на записи было видны только глаза и нос, но для доказательств вины это была слабая запись, и дело могло рассыпаться как карточный домик. Тут пришла мысль — просмотреть записи с соседних банкоматов. Совместно с сотрудниками службы безопасности банка мы отсмотрели пленку — полицейский попал в кадр. Кстати, когда подозреваемый входил в банк, он не «засветился» ни на одной камере, словно знал, где они расположены. Чтобы доказательства были железные, мы назначили портретную экспертизу, где сравниваются черты лица. Она на 100% подтвердила, что это наш задержанный.

Когда подозреваемый узнал, что следователь выяснил все детали и нашел железные доказательства его вины, то снова отказался от показаний.

— Его молчание нас задело. Мы решили найти еще зацепки и отправили запрос по второй карте. Там тоже обнаружилось несколько переводов. Отыскали этих людей, выяснилось, что он развел на деньги и их. Поначалу говорить они боялись, а потом каждый рассказал, как и при каких обстоятельствах полицейский вымогал у них деньги.

Итог: осужденный вернул деньги всем потерпевшим, его лишили свободы на два года.

В свой же профессиональный праздник все сотрудники органов следствия получают поздравления от руководства и коллег.
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии (0)